«Тут я единственный физтех...»

В редакцию пришло письмо. Выпускник МФТИ Н. Головко пишет:

«Прошу опубликовать статью о Терской военно-спортивной школе для знакомства читателей с некоторыми важными принципами работы с детьми и молодежью.

С уважением, ответственный по работе с молодежью Терско-малкинского казачьего округа, писарь Прохладненской казачьей общины Н. Головко».

Данную просьбу мы выполняем частично. Публикуем письмо в редакцию; даем все указанные автором координаты, воспользовавшись, которыми вы можете подробнее ознакомиться с его деятельностью: тел/факс: 8-(866-31)4-29-70, 5-29-69/4-16-49.

Здравствуйте, уважаемая редакция газеты «За науку»!

В 1973 году я поступил на ФАЛТ, закончил перед этим ЗФТШ. С 1 курса преподавал физику в ВФТШ. Выступал на научных конференциях МФТИ с докладами: один доклад был американским переводом о методе вычисления фюзеляжей, другой доклад был поинтереснее, уже собственная попытка вычисления формы пластины, как математическая игра конструктора с природой. На 3-5 курсах подрабатывал репетитором по физике и математике, правда, на 3 курсе меня представлял в Кузьминках школьный учитель, отец моего приятеля-однокурсника, как дипломника МФТИ, а на 4-5 курсах меня представляли уже как аспиранта МФТИ, но деньги я свои отрабатывал честно, и все мои ученики поступили в вузы. Мой однокурсник, кстати, через которого меня устраивали репетитором, сейчас в США крупный банкир.

Играл я за сборную ФАЛТ по баскетболу с 1 курса, на 4 курсе начал заниматься в Москве в секции спортивного каратэ. Моими учителями были В. Матвеев (сейчас президент московского «Айки-клуба»), О. Кантемиров (эмигрировал в Канаду) и легендарный черный пояс по каратэ вадорю и айкидо голландец Роберт Д., которого в 1979 г. выдворили из СССР, говорили, за службу в Иностранном легионе и еще за что-то. На 5 курсе открыл в Текстильщиках собственную подпольную секцию каратэ. В 77-81 гг. на каратэ я денег зарабатывал больше, чем некоторые профессора Физтеха. Диплом защитил на кафедре прочности по анизотропным материалам. Пытался после МФТИ поступить на работу в Институт медико-биологических проблем, потом в военную лабораторию рефлексотерапии, затем в закрытую лабораторию по изучению биополей и еще в некоторые медицинские лаборатории, но меня отпугнула секретность, тогда я еще не знал, что у нас в стране все крупные дела окружены тайной.

После Физтеха подрабатывал тренером в платных секциях каратэ и работал директором спортшколы по борьбе (самбо, дзю-до, вольная) МГС ДСО «Урожай» . Прошел на самый верх советского каратэ из-за успехов моих учеников: А. Кузнецов занял 2-е место на первенстве Москвы в тяжелом весе в 81-м г., тяжеловес Л. Щепкин выиграл в 81-м г. первенство России, С. Френкель одним из первых в 80-м г. в СССР получил коричневый пояс школы каратэ Японии «Вадокай сито-рю» . Работал в Центральной школе каратэ и Федерации каратэ Москвы, представлял интересы московских обществ «Урожай» и «Труд» . Учуял в каратэ политику, решил возглавить советское каратэ и поступил на факультет правоведения ВЮЗИ. Летом 81 г. с А. Штурминым и еще несколькими тренерами подписал письмо в ЦК КПСС о каратэ, но нескольких авторов этого письма осудили, каратэ запретили в СССР, и пришлось мне уже и из-за арестов моих знакомых тренеров по каратэ вернуться домой в Кабардино-Балкарию. В 87-м г. окончил вечернее отделение медучилища, чтобы получить допуск к преподаванию каратэ.

В 96-м г. первым из физтехов с тремя образованиями пошел добровольцем в армию на войну в Чечню. На войну пошел из идейных соображений, потому что чеченцы нам сильно надоели, некоторые казаки из моего батальона даже отказались получать зарплату и «боевые». Доктором на войне меня назначали в связи с тем, что медслужба Вооруженных Сил РФ в Чечне в 1-ю войну понесла большие потери. В феврале 96-го г. меня назначали начмедом батальона (694 ОМСБ) в августе 96-го меня уже назначали начмедом бригады (135 ОМСБр). В армии мне пригодилось еще то, что кроме многолетних занятий каратэ, я еще пару лет занимался стрелковым спортом, а на Физтехе научился заниматься общественной работой. Старая физтеховская шутка «Хороший организатор умеет организовать то, что сам не умеет делать» в армии звучит так: «Командир приказывает — делай как я, замполит приказывает — делай как я говорю». На Физтехе мы все смеялись над нашими преподавателями с военной кафедры, полковником Сячиновым, майором Кастериным и другими, но на войне мне очень пригодилась военная и спортивная подготовка.

Очень рекомендую всем студентам Физтеха заниматься спортом и аккуратнее относиться к военной подготовке. Если бы на Физтехе кто-нибудь сказал, что мне лет через двадцать придется воевать и участвовать в штурмах, где наша авиация и артиллерия ровняет с землей городские кварталы и целые села, где когда-то жили мои родственники, и мои руки в буквальном смысле будут по локти в крови из-за сотен моих раненых, то я ответил бы, что это абсурд, и этого не будет, потому что не может быть, как учили нас на общественных науках. Но этот абсурд стал суровой реальностью. С удивлением увидел, что на войне массы людей рискуют жизнью и часто гибнут, но остаются верными военной присяге, которую мы достаточно просто принимали на физтеховских военных сборах. Например, на войне применение метода экспертных оценок, как учил завкафедрой прочности доктор наук Чижов, иногда выглядело так. Собираю в одну из ночей под г. Шали своих контрактников и говорю им: «Нас осталось вместе с ранеными 60 человек, у нас в окопах еще 2 танка, 1 БРМ, 1 БТР, 3 тягача, 3 миномета. Сколько продержимся мы и техника при нападении ночью банды боевиков?» Один говорит: «Командир, после нападения танки будут гореть минут через 40, местность неудобная для круговой обороны». Другой: «Технику подожгут через час или через полчаса, а некоторые из нас, кому повезет, продержатся до утра». Но это не самый страшный вариант экспертной оценки и принятия решений, страшнее было, в частности, при штурме с. Орехово. Подорвались, отстреливались, уползли экипажем в кусты. Лежим чуть обгоревшие, в крови, обложились патронами и гранатами, я, наш старшина и санинструктор-студент (в академотпуске решил повоевать и заработать денег на учебу), в центре нашей обороны умирает механик-водитель. До окопов противника метров 200, до своих больше километра. С одной стороны стреляют враги, с другой стороны — свои. Старшина говорит мне: «Командир, уходим к своим и Сергея потащим». Я отвечаю: «Сергею мы уже не поможем, а мы сейчас слабые, опять можем попасть на мину или растяжку, будем ждать своих». Через полчаса пришли к нам наши разведчики (могли прийти и враги), еще через несколько минут умер наш механик-водитель.

С июля 99-го г. занимаюсь публикацией разных вариантов своей статьи о Терской военно-спортивной школе. В соответствии с тем, как меня учили на Физтехе работать над дипломом и диссертацией, вспоминая все свои образования и занятия каратэ (это примерно теоретические занятия), службу в армии и участие в боевых действиях (это вроде лабораторные работы, практические занятия или эксперименты), я все это проанализировал, сделал приближенные вычисления, отображения, угадал изменения во времени и разработал структуру самой мощной в республиках бывшего СССР полувоенной организации. Разослал пару сотен электронных и простых писем со своей статьей по ведомственным и общественно-политическим изданиям в столице и провинции. Получил пару десятков отзывов и публикаций, в некоторых редакциях моя статья называется теоретическая работа или теоретическая статья (почти как у физтехов-теоретиков). Статью свою я рассылаю дальше и набираю, так сказать «критическую массу» публикаций. Потом моя статья получит экспертную оценку в разных ведомствах (и уже получает, судя по публикациям и отзывам), включая физтеховских профессоров. Потом соответствующие специалисты распишут мой проект (под таким подзаголовком однажды была напечатана моя статья), примерно на 500 страницах приказов, директив, инструкций и прочего. Тогда моя статья станет превращаться в реальность. О моей статье говорят почти как о научном открытии: вначале — этого не может быть, потом — в этом что-то есть, сейчас (пока в узких кругах) — кто же этого не знает? Физтех снова станет первым в формировании сверхмощной военно-политической структуры.

Стараюсь внести свой скромный вклад в военное строительство, весьма далекое от того, чем я занимался на кафедре прочности, но меня научили также, что почти все открытия и крупные проекты рождаются на стыке наук. Сам я говорю своим начальникам-атаманам, что хочу получить приоритет в разработке массовой полувоенной детской, молодежной организации. Казачество — своеобразная организация, и казаки, как известно, могут написать письмо хоть турецкому султану.

В своем городке я занимаюсь у казаков с детьми каратэ в платных секциях и подрабатываю репетитором по физике и математике. Тут я единственный физтех в округе километров на 60, а, может, и больше. Своего сына постараюсь подготовить на ФАЛТ, а со второго курса — на ФВО. Живу я недалеко от границы с Грузией.

Желаю творческих успехов и крепкого здоровья всем преподавателям Физтеха, также наилучшие пожелания всем сотрудникам кафедры прочности ФАЛТ и ЦАГИ, особенно моим научным руководителям.

С уважением, выпускник МФТИ 1979 года Николай ГОЛОВКО

 

 

Locations of visitors to this page

Copyright by "Федерация Окинава Годзю-рю каратэ-до России"   ©2010    All rights reserved.           телефон (499) 257-04-35