Человек, который сделал себя сам  


Макс Левинтас. главный тренер   калининградского клуба каратэ-до «Команда». С него в Калининграде началось каратэ. Он первый в стране и пока единственный - заслуженный тренер России по этому виду спорта. По случаю присвоения этого высокого звания в самом крутом столичном казино «Golden Palace» состоялось чествование, организованное Национальной федерацией каратэ и федерацией Окинава Годзю-рю каратэ-до России, на котором присутствовали видные деятели спорта, бизнеса и культуры. Такие авторитетнейшие зарубежные издания, как «Додзе» Боевые искусства Японии» и «Самурай», допускающие на свои страницы лишь VIP мирового каратэ, посвящают ему и его ученикам целые разделы. На расширенном заседании коллегии Госкомспорта за большие заслуги в развитии каратэ Вячеслав Фетисов вручил ему, шедшему в списке награжденных опять же первым номером, орден Дружбы. Знакомьтесь: Макс Левинтас, главный тренер калининградского клуба каратэ-до «Команда». С ним беседует спортивный обозреватель «Калининградской правды» Олег Сидоров.

- Увесистый фолиант, который сейчас держу в руках, выпущен в одном экземпляре. Можно сказать, раритет. Это история клуба, результаты выступлений его спортсменов более чем за двадцать лет. Отcчет времени пошел с октября 1980 года, когда Игорь Славгородский, Андрей Ломакин и Леонид Щепкин стали призерами чемпионата РСФСР, проводившегося, кстати, в Калининграде. Но все началось, полагаю, гораздо раньше?

- Я учился в школе, о каратэ имел очень смутное представление. Точнее, вообще не имел. Слышал только, что существуют какие-то загадочные восточные единоборства. Мне это было жутко интересно, тем более вокруг - никакой информации. А отец ходил в море. Когда он получал в Японии тунцеловную базу «Солнечный луч», то привез из рейса журналы. Я впервые увидел на снимках людей в диковинных белых кимоно, в боевых стойках, выполнявших совершенно фантастические приемы на татами. Стал переписываться с японскими сверстниками и узнал, что у них каратэ учат на обычных уроках физкультуры. Как у нас, допустим, прыгать через козла. В голове советского школьника, комсомольца, это просто не укладывалось. Потом вышел на экраны фильм «Гений дзюдо». Главный герой бегал по потолку, отталкивался от стен, совершал немыслимые прыжки и голыми руками побеждал шайку злодеев.

- А на улице приходилось несладко, изрядно доставалось в дворовых потасовках. И тогда Макс Левинтас решил стать сильным и грозным, чтобы отомстить обидчикам. Да?

- Ничего подобного. У нас в семье всегда царил культ спорта. Я занимался акробатикой. У Гранита Ивановича Таропина учился вольной борьбе. Кстати, много позже у меня тренировался его внук. Кумиром для меня был мой дядя минчанин Эдуард Гальперин. Борец-вольник и чемпион Белоруссии, бывшего Союза. Его уважал и признавал за серьезного противника знаменитый Александр Медведь, олимпийский чемпион, неоднократный чемпион мира.

- Итак вы, Макс Михайлович, от чуждого для молодого строителя коммунизма спортивного увлечения отказываться не собирались?

- Абсолютно! Я стал налаживать контакты с другими городами. После статьи в «Неделе» связался с Киевом. Познакомился с такими же... двинутыми в Эстонии. Вдруг, как гром с ясного неба, публикация в «Советском спорте», в которой говорилось, что полезно бы присмотреться к каратэ, изучить и, может, в порядке эксперимента разрешить заниматься. Но не массово, и под строжайшим контролем.

А у нас уже была целая группа. Даже несколько групп. И мы дружили с Виктором Александровичем Рубовым, замечательным человеком и уже тогда заслуженным тренером СССР по боксу. Он потихоньку пускал в свой спортзал на «Трудовых резервах», и мы отводили душу. Владимир Огнев, Артур Розенталь, пришедший из регби Андрей Глазунов, Сергей Шишкин, я, другие ребята.

И восемь лет мотался на тренировки. Раз в неделю - в Москву, Питер, Киев, Таллин, где уже работали спортивные школы.

- Какие схожие судьбы! Культуризм, вышедший из подвалов, считавшийся не иначе как «гнилой отрыжкой загнивающего капитализма». Каратэ, находившееся под запретом, чуждое здоровой морали отечественного спорта.

- «Потеплело» в 1978 году после появления приказа Сергея Павлова, председателя Комитета по физкультуре и спорту при Совете министров СССР «О развитии борьбы каратэ». У истоков продвижения боевых искусств стоял Алексей Штурмин, легендарная личность, сплотивший единомышленников. Благодаря их усилиям в Москве была организована учредительная конференция по созданию всесоюзной федерации каратэ и аттестации инструкторов. Что там творилось! Собралось приблизительно тысяч пять представителей со всего Союза. Каждый мнил себя великим, причислял к той или иной школе. На самом деле никто ничего толком не знал. Единых правил не существовало. И два месяца изо дня в день все бились в спаррингах. Особенно весело было в ледовых дворцах без льда, когда валишься после пропущенного удара, в кровь разбитые руки и ноги обдираешь о бетон. С утра до вечера: фамилия, время, пара. Работаешь как автомат, уже не чувствуя боли. Но терпели, сцепив зубы, потому что надо было получить заветное удостоверение, дающее право работать инструктором каратэ. Иначе домой не возвращайся.

Справку, что прошел аттестацию, мне выдали. А когда радостный приехал в Калининград, то оказалось, что она уже недействительна. И надо опять двигать в столицу на всесоюзный сбор-семинар инструкторов в Центральный институт физической культуры. Я весь в синяках, шишках. Но надо - значит, надо.

- Цитирую «Калининградскую правду» от 31 октября 1979 года: «По итогам семинара наиболее подготовленным спортсменам были присвоены звания тренеров-преподавателей борьбы каратэ и вручены квалификационные дипломы Спорткомитета СССР. В их числе калининградец Макс Левинтас».

- Это были адски тяжелые испытания. От усталости руки тряслись так, что в столовой не мог взять тарелку. Приходил в гостиницу и валился в ванну с горячей водой, чтобы кимоно отлипло от тела, иначе не снять. Я как-то глянул в зеркало и ужаснулся: себя не узнал. Физиономия в кровоподтеках, глаза заплыли.

- С дипломом в кармане было проще добиваться открытия спортивной школы?

- Скорее, выстраивать отношения. Меня уже многие знали, я многих знал. Были надежные ученики. Интересная закономерность: попадая в затруднительное положение, я обязательно встречал хороших людей и с их помощью находил выход. Это было даровано свыше, звезды так расположились? Как вы считаете?

Допустим, каратэ еще не получило официального признания, а я уже был старшим тренером спортклуба ДКБФ по «прикладным видам спорта», обучал морских пехотинцев, бойцов спецподразделений МВД и КГБ. Парадокс, не правда ли? За эту чудесную метаморфозу следует всячески благодарить Семена Исааковича Корецкого, в ту пору начальника физподготовки Балтийского флота. У него было какое-то обостренное чутье ко всему новому.

А школа... Это целая эпопея. Знаете, каратэ развивалось по двум направлениям: на татами и в высоких инстанциях. В управлении «Мортрансфлот» заместителем начальника работал Герман Александрович Каренников, большой сторонник спорта и прекрасный человек. Мы нашли у него полное понимание. Его стараниями у каратистов появился свой зал в переоборудованной, перестроенной кочегарке на улице Знойной. Он считался профсоюзным. Как бы, поэтому требовалось его узаконить. Тогда обратились в областной совет профсоюзов, и Владимир Петрович Карпов, человек душевный и грамотный, сказал: «Макс, мы не против школы. Заручиться бы еще согласием оттуда». И показал пальцем в потолок.

Делать нечего. Поехали с Андреем Глазуновым в Белокаменную. Без каких-либо рекомендаций, без подношений. И хотите верьте, хотите нет, но буквально с улицы мы дошли до секретаря ЦК профсоюзов - это, наверное, опять звезды - и попали в кабинет. Низко поклонились - каратисты всегда кланяются перед боем, объяснили цель визита. Ожидали чего угодно, но того, что душевно предложат сесть и попить горячего чайку с дороги - даже мысли не возникало. Думаю, хозяину было просто интересно пообщаться с ходоками из народа. Он так близко народ вряд ли видел. Когда же вник в суть дела, то все проблемы были решены в пять минут. Уже через год трое воспитанников школы добились успеха на чемпионате РСФСР. Она считалась экспериментальным филиалом Центральной школы Штурмина-Касьянова.

- До 1983 года включительно калининградцы с завидным постоянством входили в состав сборных команд России - те же Леонид Щепкин и Андрей Ломакин, а еще Евгений Петров и Олег Шимков, Владимир Демиденко. Выигрывали первенства РСФСР, становились призерами многих крупных соревнований. И вдруг потом четыре года молчания. Почему?

- Каратэ в СССР запретили. Поводом послужил обычный скандал. Но потерпевшей стороной оказался отпрыск крупного партийного функционера. Эхо докатилось до ЦК КПСС. Там долго не рассуждали, и мы были вынуждены опять уйти в подполье. Неприятно вспоминать. По всей стране спортивные школы разгоняли, тренеров сажали. Однако нет худа без добра. Запретный плод сладок. Количество желающих заниматься каратэ увеличилось тысячекратно. У меня же из-за избытка свободного времени - это непривычное для меня, дискомфортное состояние - опять возникли идеи. Касательно двигательного интеллекта спортсмена.

- Поясните, пожалуйста, суть.

- Боюсь, долго и слишком специально. Если схематично, то в основе любого вида спорта лежат несколько составляющих его движений: бег, ходьба, лазание, ползание, метание, ловля, манипулирование и балансирование. Задача - довести до совершенства присущие тому или иному виду навыки движения. Воспитать умение осознанно владеть своим телом в той или иной ситуации. Я даже диссертацию написал по этой теме. Другая называется «Подготовка спортсменов высокого класса к главным соревнованиям года». Они лежат в столе.

- И когда защита?

- Боюсь, никогда. Время ушло. Хотя... Никогда не говори «никогда».

- Можете хотя бы приблизительно сказать, сколько учеников прошло через ваши руки?

- Думаю, четыре-пять тысяч.

- А у кого учились вы?

- Их очень много. Я стремился перенять все лучшее, они же щедро делились секретами. Китаец Пе, живший в Евпатории после бегства от культурной революции. Известные эстонские мастера Сим Рейн, Март Россман и Валерий Коялло. В Ленинграде это был Владимир Илларионов, настоящий интеллектуальный самородок каратэ. В Литве - Ромас Новицкас, в Белоруссии - Олег Кириенко и Александр Кожемякин... По опыту, знаниям - это звезды мировой величины. Мы постоянно мигрировали, учились друг у друга и учили сами.

- Ваш Виктор Шаповал был призером чемпионата мира в версии WKC (Всемирной конфедерации каратэ) в Италии, Андрей Наумов - также призером аналогичного чемпионата в Германии. Кто, по-вашему, первый среди лучших?

- Трудно выделить кого-либо. В разные годы блистали Владимир Демиденко, Евгений Петров, Евгений Глиcанов, Олег Быков. Сегодня - Александр Гусев, первый калининградский мастер спорта по каратэ, завоевавший бронзовую медаль на чемпионате России «Звезды каратэ», где были представлены спортсмены всех стилей.

- Возьмете на себя смелость оценить положение дел в российском каратэ?

- Наш вид спорта переживает кризис. Да-да, не удивляйтесь. Думается, это прежде всего связано с междоусобицей Всемирной федерации (WKF) и Всемирной конфедерации каратэ (WKC). Они никак не договорятся, кто главнее. Из-за неразберихи Международный олимпийский комитет не выказывает намерений признать наш вид спорта олимпийским. Надежды на позитивные перемены в России связаны с приходом на пост президента национальной федерации каратэ Сергея Шойгу, генерального секретаря Александра Иншакова (помните фильм «Бригада»?). По моему мнению, вообще отечественный спорт смотрит вслед происходящим социальным изменениям. Сегодня необходимо учитывать коммерциализацию спорта, роль и место коммерческих структур, нужен грамотный маркетинг рынка спортивных услуг, их продвижение. Если выделять, к примеру, средства - то под конкретную социальную программу. Ведь есть в Калининграде спортивные школы, известные не только в стране, но и за рубежом, - по боксу, борьбе, бодибилдингу. Им необходимо внимание со стороны государства.

А кризис - он будет преодолен. Это не вызывает сомнений. Мы выйдем на новый виток развития.

- Вас можно считать баловнем судьбы?

- Если и сопутствовала удача, то благодаря расположению небесных светил (смеется). Я достиг определенного положения, потому что никогда не сворачивал с выбранного пути, свято соблюдая один из постулатов каратэ.

Мне хочется привлечь инвесторов и создать клуб для тех, кто прежде занимался каратэ. Кто не прочь вспомнить молодость, надеть кимоно и выйти на татами. Ради здоровья и внутренней уверенности. Пусть имя Макса Левинтаса теперь работает на пользу другим.

 

 

 

Locations of visitors to this page

Copyright by "Федерация Окинава Годзю-рю каратэ-до России"   ©2010    All rights reserved.           телефон (499) 257-04-35